СМИ о лекарствах. 7 лучших статей октября

Реально ли заменить спорт таблеткой, как технологии помогут врачам контролировать выполнение назначений и что в действительности значит слово «прорыв», когда идет речь о создании новых препаратов от рака

«Суперпилюля: когда появится препарат, заменяющий спорт?»

Ира Соломонова / Slon.ru (на русском)

Препарат, который оказывал бы на человеческий организм тот же эффект, что и физические нагрузки, это, конечно, прекрасная идея. Но ясно, что на практике осуществить ее если и возможно, то ужасно трудно: слишком много процессов запускают занятия спортом. Однако ученые из Сиднейского и Копенгагенского университетов решили взяться за эту задачу. Slon.ru рассказывает, на каком этапе находятся их исследования и когда ждать препарат, заменяющий тренировки.

«Устрашающая перспектива отчитывающихся таблеток»

Рассел Брендом / The Verge (на английском)

Когда пациент приходит к врачу после назначения лечения и говорит, что препарат не помогает, доктор встает перед сложным выбором. Лекарства, которые назначают во вторую очередь, обычно имеют меньшую эффективность или больше побочных эффектов. При этом статистика говорит, что, скорее всего, пациент просто не пил таблетки. Недавно Управление по контролю за продуктами питания и лекарствами США одобрило технологию, которая должна облегчить задачу врачам. Это набор элементов, который помещается в таблетку и сообщает внешнему устройству о том, что лекарство в желудке. Информация отправляется доктору, который может таким образом следить за выполнением назначений. Но вместе с тем возникают и серьезные этические проблемы: это все же контроль за личной жизнью человека. Корреспондент The Verge Рассел Брендом выясняет, к чему может привести распространение такой технологии.

«Если новое лекарство от рака называется прорывом, вряд ли это так»

Рей Эллен Бичелл / NPR (на английском)

О том, что ученые создали лекарство от рака, в СМИ сообщается чуть ли не каждый день. Яркие заголовки приводят к тому, что пациенты снова и снова получают неоправданную надежду. Даже онкологи в научных статьях позволяют себе слишком оптимистичные выражения относительно новых веществ, испытанных только на мышах, что также вводит в заблуждение. Корреспондент NPR поговорила с онкологом Винеем Прасадом, который рассказал, что обычно стоит за громкими заявлениями и что в действительности значат слова «прорыв» и «излечение».

«Верите в безопасность БАДов? Цифры и факты»

Дидтра Хендерсон / Medscape, перевод: Medspecial.ru (на русском)

«Это же всего лишь травки», «Да это просто витамины» — пациенты и даже некоторые врачи обычно отзываются о биологически активных добавках (БАДах) именно так. Но недавно опубликованные результаты крупного исследования показывают: БАДы совсем не безопасны. В США из-за их употребления в больницу попадает 2000 человек в год, в приемное отделение обращается 23 000. Например, у молодых людей обычно проблемы провоцируют препараты для снижения веса. БАДы могут вызвать потерю сознания, учащенное сердцебиение, боль в груди и т. п. На англоязычном сайте для врачей Medscape.com был опубликован подробный и доступный пересказ научной статьи, рассказывающий о последствиях приема БАДов. Medspecial.ru публикует перевод этого материала.

«Гепатит C: за новыми чудесными лекарствами стоит ужасная дилемма»

Хемиш Иннес, Дэвид Голдберг, Шэрон Хатчинсон / The Conversation (на английском)

Лекарство от гепатита C существует. Оно помогает 90 процентам пациентов. Но в ближайшее время даже половина нуждающихся в развитых странах его не получит. Дело в том, что на лечение одного человека нужно потратить миллионы рублей. Понятно, что самостоятельно купить такие препараты могут только единицы. В остальных случаях вся надежда на государство и/или страховые компании — в зависимости от особенностей системы здравоохранения в каждой стране. Но и так можно обеспечить только небольшой процент больных: денег на всех не хватит. Кого из пациентов выбрать в такой ситуации? Кто получит эффективное лечение, а кто останется с заболеванием, нередко приводящим к циррозу печени, раку и смерти? Три ученых из Каледонского университета Глазго (Великобритания) пытаются объяснить, как можно сделать нелегкий выбор.

«Борцы с паразитами»

Даниил Кузнецов / N+1 (на русском)

В этом году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получили три ученых, которые создали новые лекарства от малярии и паразитарных заболеваний (слоновьей болезни и речной слепоты). У этих лекарств довольно интересная история. Например, средство от малярии появилось в результате изучения полыни. Идея пришла из традиционной китайской медицины, ученым потребовалось провести множество исследований, чтобы убедиться: препарат на основе веществ, созданных в результате изучения состава полыни, работает. Это открытие отлично иллюстрирует тезис «Альтернативная медицина, доказавшая свою эффективность, становится медициной». Даниил Кузнецов подробно описывает, как создавались лекарства, за которые была присуждена Нобелевская премия, и почему они так важны.

«Как (не) работает гомеопатия?»

Артемий Охотин / «Медуза» (на русском)

Гомеопатия (лечение «сверхмалыми дозами» вещества) относится к области альтернативной медицины. Она не доказала свою эффективность, однако недавно в «Российской газете» вышло интервью, где с помощью гомеопатических препаратов предлагали лечить рак. Это привело к скандалу и многочисленным классическим спорам о том, работает ли гомеопатия. Врач Артемий Охотин объясняет, почему с точки зрения науки лечить рак с помощью гомеопатических препаратов — это очень, очень плохая идея.

Автор: Дарья Саркисян.