СМИ о лекарствах. 5 лучших статей августа

Печать медикаментов на 3D-принтере, драматическая история одного лекарства и репортаж о «профессиональном» добровольце, который несколько раз в год участвует в клинических исследованиях новых препаратов

«5 вещей, которые нужно знать о так называемой “женской Виагре”»

Дженнифер Аббаси / Popular Science

В августе Управление по контролю за продуктами питания и лекарствами США (FDA) пропустило на рынок препарат флибансерин, главное назначение которого — помогать женщинам со сниженным либидо. Это решение очень неоднозначное, и в статье в Popular Science объясняется почему. Флибансерин работает абсолютно не так, как «Виагра»: этот препарат изначально тестировался как антидепрессант. То есть, грубо говоря, если «мужское» средство действует в области гениталий, то флибансерин влияет на работу мозга. Кроме того, как утверждают психиатры, несмотря на то, что женщин со сниженным либидо немало, проблемы большинства из них можно решить с помощью психотерапии — совсем не обязательно прибегать к достижениям фармакологии. Также Popular Science рассказывает, что вообще происходило в области лечения сниженного либидо у женщин и как еще создатели лекарств планируют помогать при таком расстройстве.

«Моноклональные антитела: незримые союзники, которые изменили медицину»

Лара Маркс / The Conversation

Моноклональные антитела — это группа препаратов, которые используются в онкологии и борются с новообразованиями куда более гуманно, чем химиотерапия. Они же применяются для лечения астмы, ревматоидного артрита и других заболеваний. Моноклональные антитела нужны в высокоточной диагностике гепатита B и ВИЧ, а также в других, иногда неожиданных, областях. Историк медицины Лара Маркс рассказывает о том, что это за препараты и почему они могут делать столько всего полезного.

«Добро пожаловать в сложный мир лекарств из 3D-принтера»

Энн Робинсон / The Guardian

Управление по контролю за продуктами питания и лекарствами США одобрило печать лекарств на 3D-принтере. Доктор Энн Робинсон объясняет, что в этом хорошего для пациентов и может ли такое нововведение привести к чему-то плохому. Например, из плюсов: дети смогут сами выбирать цвет и форму таблетки — так они явно охотнее будут принимать нужное лекарство. Препараты также могут стать персонализированными: с более точной дозировкой, рассчитанной в соответствии с весом, генетическими особенностями и проч. Из минусов — в частности, человеческий фактор. Понятно, что чем больше в процессе участвует человек, тем больше ошибок. К лекарствам, созданным с помощью 3D-печати, это относится напрямую. В любом случае это то будущее, которое нас ждет, и узнать о нем больше — как минимум интересно.

«История одного лекарства: жертвы талидомида»

Екатерина Макарова / Vademecum

В августе на 102-м году жизни скончалась Фрэнсис Келси, бывшая сотрудница Управления по контролю за продуктами питания и лекарствами США. Новость об этом появилась во всех крупных СМИ. Почему? Дело в том, что эта женщина предотвратила множество смертей и инвалидностей, не одобрив в Штатах регистрацию препарата талидомид. В 1950-х во многих странах его активно назначали беременным как средство от тошноты по утрам. Впоследствии стало понятно, что талидомид стал причиной рождения тысяч детей с несформировавшимися конечностями и другими нарушениями. Vademecum рассказывает о подробностях этой истории и о том, почему талидомид вновь заинтересовал исследователей.

«Испытание лекарств: рискнуть здоровьем ради подработки»

Виктор Вайц / Deutsche Welle

Когда потенциальное лекарство прошло все необходимые исследования на животных, его тестируют на здоровых добровольцах. Это нужно для того, чтобы понять, не токсично ли вещество для человеческого организма. Журналист Deutsche Welle Виктор Вайц поговорил с «профессиональным» добровольцем, который 2–3 раза в год участвует в таких исследованиях, и выяснил, зачем он это делает, влияет ли такая работа на здоровье и как именно все проходит.

Автор: Дарья Саркисян.