Лекарства от сильной боли

Право на жизнь без боли

ldzh.ru_lekarstva_ot_boli

Лечение боли: стандарт обезболивания, недоступный в России

Паллиативная помощь (помощь умирающему) является подходом, улучшающим качество жизни пациентов и их семей, столкнувшихся с опасной для жизни болезнью, путем облегчения боли и управления другими симптомами, причиняющими страдания и подрывающими силы. Паллиативную помощь надлежит оказывать с момента постановки диагноза опасной для жизни болезни и на всем протяжении болезни. По предварительным оценкам Всемирной Организации Здравоохранения, ежегодно 4,8 миллиона человек, страдающих от умеренных и сильных болей в результате рака, не получают должного лечения. Для оказания эффективной паллиативной помощи требуется широкий подход с привлечением различных специалистов, охватывающий семью и использующий имеющиеся в конкретном сообществе ресурсы; такую помощь можно успешно оказывать даже в условиях ограниченных ресурсов.

«Каждый человек имеет право на то, чтобы его лечили, и на то, чтобы умереть с достоинством. Человек имеет право на облегчение боли - физической, эмоциональной, духовной и социальной, что имеет решающее значение для этого процесса», – заявила доктор Катрин Ле Гале-Камю, помощник Генерального директора ВОЗ по неинфекционным болезням и охране психического здоровья. Как отмечала основатель первого современного хосписа Сесилия Сондерс, паллиативная помощь призвана помочь человеку максимально полноценно дожить до последнего дня, но не отдалить этот день. Всемирная организация здравоохранения признает паллиативную помощь неотъемлемой частью лечебного процесса, которая должна быть доступна всем нуждающимся.

Управление болью

Суть паллиативной помощи – обеспечение высокого качества последних месяцев жизни человека и реализация права человека на свободу от боли. “Свобода от боли должна рассматриваться как право каждого ракового больного, а доступность обезболивающих – как выражение уважения к этому праву,” – заявил Экспертный комитет ВОЗ по лечению раковой боли и активному поддерживающему уходу. Известно великое множество способов лечения боли, однако использование опиоидных анальгетиков, а именно морфина, является признанным ВОЗ стандартом устранения сильной боли у онкологических больных. Примерно в 80% случаев сильную боль у онкологических больных можно снять приемом морфина через рот по рекомендованной схеме. Эта схема имеет название «лестницы обезболивания» и предполагает использование морфина пролонгированного действия для лечения сильной боли и не разрешает альтернатив. Коротко «лестница обезболивания» ВОЗ формулируется так: «через рот», «по часам», «по восходящей», «индивидуально» и «с вниманием к деталям». Международный комитет по контролю над наркотиками (МККН), осуществляющий контроль за оборотом наркотиков в мире и доступностью наркотических лекарственных препаратов, подчеркивает в ежегодных отчетах, что морфин должен быть доступен для снятия боли.

Право россиянина на обезболивание

Законодательством Российской Федерации предусмотрено “право пациента на облегчение боли, связанной с заболеванием…доступными…лекарственными препаратами”. Безусловное право на полное обезболивание в России не предусмотрено законодательством. По статистике Всемирной организации здравоохранения в России на полное обезболивание имеет право только 1% больных. В Дании полное обезболивание получают все 100% пациентов, а в Великобритании – 95%. Данное право не может быть обеспечено в силу ряда ограничений, связанных с отсутствием четкого представления об ответственности конкретного государственного ведомства, занимающимся контролем над реализацией наркотиков в медицинских целях. Кроме того, главный закон РФ о наркотических средствах не обсуждает и не гарантирует права человека на устранение сильной боли в рамках оказания паллиативной помощи, а полностью концентрируется на проблемах наркомании. В сравнении со странами Запада, подобные законы рассматривают все возможные аспекты использования наркотических обезболивающих с целью обезболивания.

Кроме того, все этапы назначения морфина сопровождаются бумажной волокитой, противоречащей интересам больного – от получения разрешений для врачей, до рецептов сроком годности 5 дней, особым порядком утилизации использованной тары и т.д. Для лечения пациента на дому врачи имеют право использовать строго ограниченное количество морфина, к тому же срок годности рецепта на морфин составляет 5 дней. Родственникам больного приходится ежедневно экономить необходимый морфин, что приводит к волнообразному устранению боли – периоды полной тишины и отсутствия боли сменяются приступами и криками от боли. Для того, чтобы отпущенных по рецепту препаратов хватило на выходные или, не дай бог, праздники, необходимо “недодавать” морфин и мучить больного.

Таблетированный морфин для детей и взрослых – возможен

Есть в России доктора, называемые себя “опытными” и относящимися к “столпам” отечественной медицины, которые позволяют себе публично выражать несогласие и неготовность принять в России рекомендации Всемирной организации здравоохранения о необходимости устранения сильной раковой боли у детей и взрослых таблетированным морфином. Уже несколько лет это утверждение – есть эффективно реализуемый стандарт в цивилизованных странах. Есть морфин короткого и длительного действия. Одним только морфином короткого действия можно эффективно обезболивать, пролонгированным – нет. Если короткий морфин доступен исключительно в форме инъекции, как в России, то процесс обезболивания становится мучительным и снижает качество обезболивания. Требуется 6 введений морфина в день! Кроме того, это увеличивает нагрузку на здравоохранение, так как требует обученный персонал, специальные разрешения и создания определенных условий для введения морфина. Обезболивание детей коротким морфином в инъекциях – мучение, в конечном итоге приводящее к отказу от обезболивания. Для этого нужен морфин в таблетках, который не делает из человека заложника и мученика.

Морфин не делает из онкологического больного наркомана

Ознакомившись с законодательством, человеку, не имеющему отношения к медицине, станет ясно, что сегодня законодательным приоритетом в стране является борьба с наркоманией, бездоказательная и безуспешная. Бездоказательная – по причине законодательного запрета на использование наркотических лекарственных средств в качестве заместительной терапии. Речь о метадоне и бупренорфине, разумеется. Они так же являются стандартом в странах Европы и Америки. В России предполагается, что онкологический больной, высказывая просьбу в дополнительной дозе морфина, проявляет первые признаки зависимости от морфина. Это глупость, поддерживаемая как специалистами от медицины, так и законодателями. Бесчеловечно и неэтично называть человека, нуждающегося в обезболивании, наркоманом. Морфин показан таким пациентам в том количестве, которое обеспечит максимальное обезболивание на длительный период.

Что делать если морфин недоступен?

Лечение хронической боли будет всегда успешным, если придерживаться нескольких непреложных правил: наркотические обезболивающие должны применяться согласно «лестнице обезболивания» ВОЗ; регулярный, «по часам» прием обезболивающих; прием препарата должен опережать прорыв боли – необходимо поддерживать устойчивую концентрацию в крови и избегать усиления болей в эти промежутки. Это возможно соблюдать в условиях хосписа. Если морфин недоступен на амбулаторно-стационарном уровне, прекратить мучения родственника или друга от боли можно, получив место в хосписе. Иных опций в России не предусмотрено. 


Автор: Олег Кучерявенко - врач-офтальмолог, руководитель Европейского отделения Международной рабочей группы по доказательной медицине, студент магистратуры Университета Лондона, выпускник программ по доказательной медицине университета Johns Hopkins Bloomberg School of Public Health и школы международного здравоохранения Университета Копенгагена.

Дополнительные материалы:

Лекарства от сильной боли в формате *.PDF: Acrobat Reader

Лекарства от сильной боли в формате *.DOC: MS Word