Кто назначает пациенту лекарство — врач или фармкомпания?

Может ли пациент быть уверен, что доктор выписал наиболее эффективный лекарственный препарат, а не тот, за продвижение которого ему заплатили

Отношения врача и представителей фармацевтической компании регулирует 74-я статья федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон), призванная исключить возможную предвзятость при назначении лекарственных средств. Статья вступила в силу 1 января 2012 года. Фармкомпаниям запрещено платить врачам за назначение препарата, но доктора до сих пор сталкиваются с ситуациями, когда медицинский представитель предлагает деньги за рекомендацию «нужного» лекарства.

500 рублей с каждой упаковки

«… Сегодня ко мне пришёл очаровательный медпредставитель, мы с ним вполне коллегиально пообщались по поводу нового интересного лекарственного препарата. Я поблагодарила его за предоставленную информацию, и тут он сказал: "Вы только обязательно на рецептах, когда будете препарат выписывать, разборчиво свою фамилию указывайте и личную печать ставьте чётко, потому что с каждой упаковки, которую купят ваши больные, вы получите 500 рублей"», — пишет в группе «Мнения о здравоохранении» в Facebook эндокринолог Ольга Демичева.

После начала обсуждения Закона на стадии законопроекта администрации некоторых лечебно-профилактических учреждений решили на всякий случай и вовсе запретить медицинским представителям приходить к врачам с визитами. Только после бурных обсуждений с привлечением научно-медицинской общественности, пациентских организаций, представителей фарминдустрии было найдено решение, устраивающее, кажется, всех. Теперь приказом главного врача в клиниках устанавливается порядок, который определяет правила работы представителей фармкомпаний с докторами. Визиты стали нормировать, отслеживать их количество, их содержание должно быть согласовано. Несмотря на это, желающие вступить в преступный сговор всё равно остаются.

Вопрос доверия

В идеале пациент должен лечиться у врача, которому полностью доверяет, но такой доктор есть далеко не у всех. К сожалению, эффективных способов проверить назначения врача не существует, для этого необходимо обладать большим объемом специальных знаний. В частных клиниках врачи иногда назначают более дорогие лекарства, в продаже которых порой заинтересованы, считая, что пациент может себе это позволить. Такой врач узнав, что пациент сам доктор или сотрудник фармкомпании, смущается и пишет новые рекомендации. «Цены на качественные аналоги лекарственных средств могут отличаться в разы, и иногда пациенты, оплачивая лекарство, просто покрывают расходы компании на телевизионную рекламу препарата», — говорит заместитель генерального директора фармкомпании STADA CIS Иван Глушков.

Чего лишились врачи и пациенты

Эндокринолог Ольга Демичева против неэтичных методов, которые используют некоторые фармкомпании, но в своем блоге она также описывает и негативные последствия принятого Закона: «Мои пациенты лишились перепадавших им бесплатных образцов оригинальных дорогостоящих лекарств. Я больше не раздаю им памятки по питанию при диабете и красочные книжки про гипотиреоз. На международные конгрессы я езжу теперь за свой счёт. Приходится копить деньги и ездить на эти мероприятия вместо части своего отпуска, но повышение квалификации стоит того. Продолжаю читать лекции, работать в клинических исследованиях, посещать в нерабочее время образовательные мероприятия в Москве. Словом, всё, что не запрещено, то разрешено».

По предварительным результатам полевого исследования автономной некоммерческой организации «Центр социальной экономики», 50% врачей расценивают визиты медицинских представителей как источник актуальной информации. В 15 регионах России было опрошено 1800 врачей, часть из которых отметили, что из-за ограничения доступа представителей фармкомпаний их информированность снизилась. Дело в том, что в самих лечебно-профилактических учреждениях образовательные мероприятия проходят не чаще одного раза в месяц. В клиниках в США лекции читают каждую неделю.

Информация или дезинформация

Даже очень хороший доктор со знанием английского языка не успевает читать все новые материалы по своей специальности, в мире ежедневно публикуются тысячи статей по каждой из медицинских дисциплин. На Западе врачей учат отличать достоверную информацию от недостоверной, но и медицинские представители знают, как подать сведения, чтобы они выглядели убедительно. Обе стороны имеют определенную подготовку. «В России около 1% врачей поддерживают уровень своих профессиональных знаний на должном уровне, читают статьи из Кокрановской библиотеки и других достоверных источников, обобщающих информацию по определенным видам заболеваний. Но дополнительная интеллектуальная нагрузка состоит еще и в том, что, когда прочтешь об опыте применения конкретных препаратов, встает вопрос о доступности этих средств в России. Обычно проходит 5–6 лет и более, прежде чем новое лекарство попадает к нам», — рассказывает Иван Глушков.

Медицинский представитель может быть неплохим каналом коммуникации, позволяющим доносить ключевые сообщения до врачей. Ведь большинство фармкомпаний специализируется на ограниченном числе заболеваний, но об этих болезнях компанией собрано большое количество информации, так же как и о методах их лечения. Другое дело, если сотрудник компании, пользуясь неполным знанием со стороны врача, доносит только ту часть информации, которая выгодно отличает его препарат от других.

Автор: Марианна Мирзоян, редактор проекта «Лекарства для жизни»


Дополнительные материалы:

Кто назначает пациенту лекарство: MS Word

Кто назначает пациенту лекарство: Acrobat Reader